В одном шаге от ядерной войны

53 года назад, 28 октября 1962 года, команда секретной американской ракетной базы на Окинаве получила приказ запустить 32 тактических ракеты с ядерными боеголовками.

Как известно, ничего подобного не произошло — ответственный за запуск военнослужащий заподозрил ошибку и не стал выполнять указание. Изданию The Bulletin of Atomic Scientists удалось поговорить с Джоном Бордном, который 53 года назад нес службу на Окинаве.

У США было четыре ракетных базы на Окинаве. На каждой располагались два центра запуска с четырьмя ракетами «Мэйс» с боеголовками Mark 28 мощностью 1,1 мегатонны — всего 32 боеголовки, эквивалентные 35,2 мегатонны тротила. Дальность действия — 2250 километров.

Это означает, что в зону поражения ракет входили коммунистические Ханой, Пекин, Пхеньян и советские военные объекты во Владивостоке.

28 октября 1962 года во время очередного обмена сообщениями командный пункт одной из баз на Окинаве вместе с обычными данными о погоде и сверкой часов получил код-инструкцию к немедленным действиям.

Механизм получения кода был такой: сначала ракетчики сверяли первую порцию шифровки с той, которая хранилась у них, затем вторую — и если все сходилось, то руководитель центра запуска сверял третью порцию с той, которая хранилась только у него. Если и здесь получалось совпадение, то капитан должен был открыть конверт с координатами целей и ключами запуска ракет — и инициировать запуск ядерного оружия.

Центром, где нес службу Джон Бордн, командовал капитан Уильям Бассетт.

По словам Бордна, первое, что смутило ракетчиков — текущий статус ядерной угрозы, DEFCON 2.

Согласно инструкциям, запуска стоило ожидать только при повышении уровня угрозы до DEFCON 1, означающего максимальную боевую готовность и высокую вероятность применения ядерного оружия. О повышении уровня угрозы могли не позаботиться в том случае, если бы противник нанес упреждающий удар по Окинаве, однако никаких признаков этого не было.

Ракетчики все же проверили боевую готовность ракет — и выяснили, что три из четырех были направлены не на СССР.

Это показалось странным: зачем наносить удары по странам, с которыми США не находится в конфликте?

Озадачило это не только центр запуска, где работал Бордн — им позвонили с соседнего центра и рассказали, что несколько ракет были направлены не на СССР.

Капитан Бассетт распорядился заблокировать люки трех ракет, направленных не на СССР, а люк оставшейся оставил приоткрытым таким образом, что ее можно было бы запустить. При этом в случае удара по ракетной базе затворка под воздействием взрывной волны должна была закрыться.

Затем капитан позвонил командованию и сделал вид, что инструкция пришла в искаженном виде — и попросил передать ее заново в надежде, что руководство обнаружит ошибку.

Инструкции пришли в неизменном виде.

В одном из командных пунктов все ракеты были направлены на СССР, и препятствий для пуска не было.

На этом пункте начался мятеж — лейтенант, отвечающий за непосредственный пуск ракет, не подчинился приказу Бассетта отложить ядерную атаку и взял командование на себя, приказав остальным военным начинать подготовку.

Бассетт в ответ на это пообещал послать двух вооруженных людей и застрелить лейтенанта, если он попытается осуществить пуск.

Затем капитан вспомнил, рассказывает Бордн, что начальство подозрительно спокойно с ним разговаривало — и перезвонил, потребовав либо повысить уровень угрозы до DEFCON 1, либо отменить пуск.

После этого в командовании заволновались и переслали новые инструкции — уже без каких-либо упоминаний запуска.


Источник: “http://fakeoff.org/history/v-odnom-shage-ot-yadernoy-voyny”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя